пятница, 6 января 2012 г.

Поездка в Японию 4

<Письмо 3 |



Запоздалое письмо. Долго собирался его писать, всё вдохновения не было.


Фукуока. Вообще говоря, в Фукуоке делать особо нечего. Мы живём на краю города: помимо нашего огроменного отеля прямо на берегу моря тут есть ещё высокая светящаяся башня, на которую я, впрочем, так и не поднялся. Под башней во всю идёт рождество: кучи светящихся деревьев, а на самой башне - из огоньков нарисована гигантская ёлка. Рождество тут очень популярный праздник, несмотря на все их буддизмы-синтоизмы. Возле башни и светящихся ёлок стоят десять статуй индуистких богов: Индры там всякие, да Ганеши. Готов поспорить, что через 3-5 сотен лет христианство в Японии превратится во что-то этакое красно-золотистое с разноцветными одеждами, сложными ритуалами, духами, ками, бодхисатвами, божествами и полубогами, влившись в их традиционные воззрения. Интересно, празднуют ли они хануку?





В обеденный перерыв ушёл из университета гулять по морю. Море тут - Японское, а не океан, и Фукуока - один из пунктов, куда в течение японской истории наведывались западные варвары и иже с ними. В Фукуоке есть музей монгольских вторжений. Прямо под отелем - пляж, широкая полоса песка, и летом тут, вероятно, купаются. Сейчас я даже пробовать не стал. На пляже намыто самых разных красивых ракушек, многие из которых сохранили обе створки и открываются как коробочки. Набрал их милльон, теперь буду всем раздаривать. При сборе урожая пришлось обращать внимание на "содержимое" - в некоторых ракушках еще не до конца выгнили и высохли жившие в них моллюски. Даже признанные высохшими раковины воняют довольно сильно, так что страшно распаковывать теперь. Пляж сейчас абсолютно пустынный - никакой цивилизации, но чистый. Кстати, я пару раз видел, как тут собирают железные банки - то ли мусор из домов, то ли с улицы: ездит велосипедист, навьюченный десятью огроменными мешками с банками со всех сторон. Возможно, другие типы мусора убираются похожим образом. Ваня говорит, что искусственные острова, вроде аэропорта Кансай, в который мы прибыли, делают из переработанного мусора. Во как!


В центре Фукуоки всё довольно современно: 10-20-этажные здания, новодел. В небольшом парке в центре города раскинулся "вертикальный сад". Здание, этажей в десять построенно в виде лестницы, и на каждой террасе, вплоть до самого верха, растут деревья. Где-то в городе затесалось небольшое святилище (святилище, т.е. синто), в котором помимо прочих уже встречавшихся пагод, фонарей, колоколов-гонгов для призвания нужного ками и записочек с пожеланиями на специальных стойках и деревьях выставлена огроменная, метров семь в высоту, телега, украшенная куклами в человеческий рост, красивыми тканями, фонарями, веерами - очень живописная. Во время какого-то местного фестиваля летом такие телеги в большом количестве возят по городу. Эх, жалко, что во время моего пребывания в Японии не было традиционных фестивалей!





Вечером в последний день поднялся нешуточный ветер с моря. Выходишь из отеля - и буквально сносит с ног. Но местные, похоже, привыкли к такой погоде: людей на улицах не уменьшилось. Кажется, что японцы - очень морозостойкий народ - шапки и перчатки никто не носит за редким исключением, стены у домов тонкие - но я уже писал, что они приспосабливаются к жаркому лету. Растительность тут тоже выдерживает всякую непогоду, я не заметил, чтобы деревья под этим ветром ломались или хотя бы раскачивались. 





На следующий день вечером надо было уезжать в Осаку. Днём ещё заехал в полюбившийся мне магазин с бумагой. По пути обнаружил огроменную торговую галерею, внутри которой протекает канал. Всё многоэтажное здание изнутри похоже на чрезвычайно вкусный сюрреалистичный пряничный домик, а снизу течёт вода и бьют фонтанчики. Всё это украшено снежинками, ёлками, играет новогодняя музыка. Кстати, японцы, как мне показалось, очень любят западную музыку, причём неплохую. Ну то есть нам попадались пару раз едальни, где играла японская попса, но по большей части слышна именно хорошая западная музыка. На станциях метро, где народу немного, играет классика (где много народу, возможно, тоже играет - но не слышно). В иных ресторанчиках - блюзы/джазы. В универской рестоловке в Осаке постоянно слышен ненапряжный классический рок. А в забегаловке, куда я забрёл в последний день в Фукуоке, мужик-владелец, судя по всему был "западнофилом". Там не было никаких традиционных японских атрибутов (вроде маленьких скульптурок тануки в шляпках - чего-то ёже-крото-сово-подобного с большой мошонкой, символизирующих благополучие, огромного количества панелек с иероглифами и бумажных фонарей), зато было меню частично на английском (правда, когда я заказал то, что в меню значилось как "fish" - принесли пресловутых гигантских креветок в кляре), играл Синатра, да и вообще порция еды больше была похожа на european style: не было большого количества жидких чёрных соусов и приправок, зато креветки были обильно сдобрены чем-то вроде майонезика. Ещё, кстати, во многих ресторанчиках есть выбор: сидеть по европейски - на скамейках за столом, либо традиционно - на полу за низким столиком, предварительно оставив обувь у входа в едальную нишу. Ну или классический вариант - на высоких стульях за барной стойкой. Но, думается, что большинство японцев всё же предпочитает не сидеть на полу - как-то неудобно это, хоть и аутентично.


Возвращаюсь к музыке. В торговых центрах играют рождественские мотивчики. А вот всяких там японских сямисенов и прочей традиционной музыки - не слышно. Короче, мне в этой пряничной галерее очень понравилось, несмотря на нелюбовь к крупным торговым точкам и несмотря на то, что я там ничего не купил.


Уехали благополучно: нас местные организаторы и студенты, отвели до самого поезда, хотя мы бы и сами справились. Как-то неудобно даже, что отвлекли их, - в японских городах настолько очевидное метро, что, раз съездив, трудно заблудиться в дальнейшем. Зато вот в Фукуоке нас научили ездить на автобусе. Тоже оказалась своя техника: раз освоил и кажется разумной и очевидной. Когда садишься в автобус - берешь из автомата специальный билетик "remember ticket", с некоторым числом (зависящим от того, в какой точке маршрута ты сел). В каждый текущий момент на табло в автобусе высвечивается, сколько денег стоит выйти на этой станции для данного номера - тут цена тоже зависит от проеханного расстояния. Выходя из автобуса - кидаешь мелочь вместе с билетиком в специальную коробку возле водилы - она автоматически определяет номер на билетике и проверяет, правильно ли ты заплатил. Рядом есть разменный автомат - на случай, если нет мелочи. Другая проблема, правда, что пункты назначения и остановки - на японском - и трудно понять, на какой автобус тебе надо садиться. Но как-то раз мне всё же удалось отследить маршрут автобуса по карте и выскочить в нужный момент.


На синкансене ехали в темноте - ничего видно не было. Благополучно вернулись в guesthouse в Осаке.


На следующий день у меня было два варианта: либо съездить ещё раз в Киото, ибо там многие вещи оказались неосмотрены в первый раз, например, знаменитый сад камней и ещё стопицот известных храмов. А можно было поехать в горы. Выбор пал всё-таки на горы, ибо все эти пагоды как-то приелись. Итак, суббота 10-го декабря была посвящена созерцанию увядающей природы в пригороде Осаки - Мино - квазинациональном парке, что бы это ни значило. Ну было ещё много чего в этот день, но об этом в свой черёд.



Мино (, вино и кимоно). На этот раз я знал куда и как ехать, ибо уже стал опытный. Электричка в Мино уходила из Умеды - мегацентра Осаки и была фирменной. Здесь есть такое понятие, как фирменные жд линии, то есть фирменные не только поезда, но и само полотно, по которому они ездят. Помимо JR - местного аналога РЖД, есть ещё и частные линии, выходящие из собственных вокзалов и станций фирмы. Процедура поездки оказалась такой же как и с прочими метро-электричками-синкансенами, а цена - чуть ли не дешевле. Доехать до Умеды на метро стоило дороже, чем от Умеды до пригорода на электричке. Ехать оказалось недолго, хотя и нужно было сделать одну пересадку. С пересадкой мне опять добровольно помог местный: парень в костюме с иголочки, возможно студент. Правда, мне кажется, что он был несколько разочарован, когда узнал, что я не являюсь носителем английского языка. А вообще, у почти всех японцев одинаковая реакция, когда они узнают, что ты из России: "ооо! У вас там, наверно, холодно?" Забавно. А Россию они называют Руссиа, а не Раша.





Доехал без эксцессов. Двадцать минут езды от центра города - и ты уже в горах. Горы торчат прямо из равнины ни с того ни с сего, без предгорий. Станция электрички - на плоском месте. Стал думать, куда идти. Было ясно - что в горы, но вход в парк, а он находится в ущелье, надо было не пропустить. Увязался за толпой старичков в характерных зелёных куртках, вскоре нашёл большую карту местности. Иду вверх по улочке, по сторонам - забегаловки и сувениры. Сюда, вероятно, иностранцы редко доходят, поэтому все сувениры стоят в два раза дешевле, чем в Киото и Наре. Но это как обычно - закон подлости - дешёвые хорошие сувениры попадаются в последний день, когда уже успел накупить их в других местах. Центральная прогулочная дорога ведёт вверх вдоль горной речки - километра 2-3 к великолепному водопаду, который и есть тут главная достопримечательность. Общие очертания напоминают Адыгею, но растительность совершенно другая: какие-то пальмы, красные клёны с минилистиками (привёз кучу местных листиков в книжке), белые цветущие (внезапно, зимой), правда уже завядающие деревья, высоченные, метров тридцать, абсолютно гладкие зубочистки. Всё очень цивильно: основная дорога асфальтовая, а перила, хоть и сделаны из бетона, но старательно замаскированы под дерево - так что и не отличишь. Опять же всё на своих местах. По пути был музей насекомых - но я туда не стал заходить. Продают жареные то ли каштаны, то ли орехи, и батат-фри. Ну по крайней мере, я это визуально распознал как батат - сам овощ похож на тридцатисантиметровую картошку, не знаю, что бы это ещё могло быть. Автоматы с водой и ненавязчиво встроенные в природу туалеты. 


К слову, туалеты в Японии на каждом шагу, чистые и бесплатные. На каждой станции метро и электрички есть туалет. А традиционным японским называется туалет типа сортира - с раковиной в полу. Так что теперь можно называть сортиры - туалетом в японском стиле. 





Но возвращаюсь к парку. От основной дороги в горы отходят тропинки разной степени цивильности. Пошёл по одной - вначале наткнулся на статую какого-то химика с пробиркой, а потом через некоторое время вышел к смотровой площадке с видом на Осаку: огромная застроенная долина, а вдалеке - подёрнутые смогом небоскрёбы, еле видные в лучах взошедшего солнца. Вернулся обратно на дорогу. Дошёл до водопада. Сам водопад - красотища, рядом с ним красный мостик для любования. Толпа фотографов снимает свисающую красную веточку, на фоне водопада. Написано, что высота водопада 30 метров, но мне кажется, что это преувеличение. Рядом с водопадом большая площадка с ресторанчиками, скамейками и столиками. Продают местный закусон прямо на улице, но об этом я напишу несколько позже, когда придётся этого отведать.




До захода была куча времени и я попёр дальше. Поднялся выше и попал на узкую автомобильную дорогу, типа как между Хаджохом и Гузериплем. В какой-то момент увидел карту с пешеходным маршрутом по горе и свернул на дикую тропинку. Долго как лось пёрся то в гору, то с горы, наслаждаясь ходьбой и окружающей природой, которая стала абсолютно дикой, уже без алых деревьев и белых цветов, зато сплошь состоящей из высоких криптомерий (фиг знает, может это были обычные сосны, но криптомерия звучит круче). Было приятно, потому что в городе тебе редко приходится прилагать существенные физические усилия для передвижения: повсюду лифты, эскалаторы, метро на каждом шагу. Через несколько километров вышел к туристическому центру, вернее сказать к туристскому центру. Сюда по какой-то другой дороге завозят старичков, чтобы они отсюда шастали по горам. Кстати, старичков тут в горах, действительно, подавляющее большинство. Вначале пытался сориетироваться по висящей карте - но теперь это составило уже более сложную задачу, поскольку английские надписи исчезли вообще, как и понятные пиктограммы. Да и, кроме того, карты тут отличаются такой особенностью, что у них то и дело меняется ориентация: на одной карте север снизу, на другой слева, на третьей - где положено. Непонятно, зачем оно так, но отслеживать маршрут тяжело. 


Посмотрел снизу на водяную дамбу, но пути наверх в том направлении выглядели закрытыми и бесперспективными. Ещё я знал, что тут где-то в горах находится буддийский храм и очень хотел туда сходить. Это же прикольно - идти по горам и обнаружить буддийский храм. Судя по картам, туда было идти километра три, но по какой тропе - непонятно. Примерно сообразил направление и увязался за группой старичков, подумав, что ну куда же им ещё идти как не в храм, если в том направлении ничего вроде как и нет. Старички довольно бодро скакали - я с остановками на фотографирование еле поспевал за ними. Карты и указатели в какой-то момент кончились, и я понял, что если потеряю старичков, то заблужусь, либо придётся вспоминать всю дорогу обратно. Как выяснилось, правда слишком поздно, старички направлялись не в храм - на одной из развилок они свернули не туда и я мог бы заподозрить неладное - они просто совершали экскурсию по обзорным площадкам. Были на нескольких - отовсюду видны окрестные горы и Осака. В некоторый момент я зафотографировался и упустил, куда свернули старички. Но интуиция не подвела и вскоре я вышел на тропу, со всей очевидностью ведущую обратно на дорогу к водопаду. Скатился вниз. 




Хотелось есть, но я решил дойти ещё раз до водопада, чтобы откушать, созерцая вид, а не абы как. Стал искать прилично выглядящую еду. Еду жарят прямо на улице при тебе. В одном месте продавались сардельки на палочках и маленькие запеченные рыбки, тоже на палочках. Ну сардельки - это как-то моветон, хотя, возможно, это - аутентичные японские сардельки, и я многое пропустил. С рыбкой, а выглядела она довольно аппетитно, - было непонятно, как её вообще есть, какую её часть можно кушать, а какую - нужно. В итоге я остановился возле тётушки, которая продавала что-то зажаренное, тестоподобное. Там были какие-то шарики, я заказал 2, но это было понято как две порции, в итоге мне их дали восемь штук. А ещё там была запечённая штука на двух палочках, как эскимо, - её я тоже взял. Всё это обильно смазали десятком разных соусов: от майонеза до чего-то кисло сладкого, положили на пластиковые тарелочки и, не дав к этому ни палочек, ни уж тем паче вилок, отправили с миром. И пришёл к водопаду и уселся за столик. Предстояла нетривиальная задача: научиться это есть. К шарикам полагался маленький деревянный шампурок, поэтому первый шарик я попробовал наколоть и есть с палочки. Но он же на палочке переворачивается, и с него ссыпается зелёная труха! Кроме того, внутри он оказался полужидким и безумно горячим. Короче, пришлось вынуть палочки из второго блюда - подобия эскимо и кушать по-привычному - палочками. Итак. Шарики оказались чем-то средним между пюре и тестом: снаружи оно зажарено до твердой корочки, а внутри - жидкое. Непонятно, как стряпухе удаётся сохранять у этой штуки идеальную сферическую форму. Кроме того, внутри каждого шарика плавает какая-нибудь мелкая штуковина. Я был чересчур сосредоточен на борьбе с едой, чтобы распознавать содержимое каждого шарика, понял только, что оно во всех шариках - разное, а в одном из шариков было точно щупальце осьминожка. Вторая штуковина оказалась чем-то безумно сытным, сделанным из теста, капусты, ещё чего-то, ещё-чего, а снаружи завёрнутое в яичницу. Есть такую штуку как эскимо - было бы нетривиальной акробатической задачей - яичница-то съезжает! Это уж не говоря о всевозможных соусах, которыми это всё полито со всех сторон. Поборов злодейскую еду, я, довольный, отправился на электричку. И всё же, блин, отсутствие урн на этот раз очень сильно раздражало: ну продаете еду в пенопластовый тарелках - ну поставьте урну в конце концов! Не все же знают, что надо с пакетиком для мусора ходить по достопримечательностям. Я забил и оставил тарелочки в одном из туалетов - видно было, что я не один такой, мучившийся от подобной проблемы: другие тоже тарелочки оставляют.


Я предполагал, что мне на пути в Москву понадобится дополнительная сумка для сувениров. В итоге не понадобилась, но я уже пообещал Ване пойти с ним искать чемодан - ему он нужен был в любом случае, и был вариант купить его на двоих. Зная Ваню, его нужно было держать в узде, чтобы он не купил чемодан втридорога. Ваня приезжал из Фукуоки в этот день, и мы, не имея мобильной связи, договорились встретиться с ним в условленное время в условленном месте в Умеде. Поэтому я поспешил на встречу и честно полчаса прождал его на станции метро. Он, в итоге, встречу профукал, то ли не вовремя пришёл. Короче говоря, мы с ним разминулись, я плюнул на это дело и пошёл в "смотровую летающий сад".




Смотровая находится на сороковом этаже одного из осакских небоскрёбов. Сам небоскрёб имеет форму буквы П: в перемычке - сама смотровая, а на этажах - магазины, магазины, отели. Вообще удивляешься количеству магазинов, едален и торговых галерей в Японии. Тут и людей-то, вроде, столько нет. Долго пытался пройти к этому зданию - оно и видно из многих точек, и на карте отмечено, но туда ведёт один подземный проход, под железнодорожными путями. Надо было просто позволить толпе нести тебя куда надо, но я поступил по глупому и пошёл в обход, забредя в какие-то промышленные трущобы, но в итоге дошёл до пункта назначения. Тут я опять поступил не как среднестатистический турист, то есть не стал упорно искать официальный вход, а тупо сел не первый попавшийся лифт и поехал на максимальный этаж, откуда была уже лестница на смотровую галерею. Потом выяснилось, что у официального входа - очередь минут на двадцать. При входе на смотровую вместе с билетом дают звёздочку: на ней пишется пожелание и вешается на одну из рождественских ёлок, стоящих в коридоре. 






Сам небоскрёб стоит в стороне от прочих зданий и оттуда вечером открывается просто шикарный, неимоверный вид на все окрестности. С одной стороны Умеда - сити, с коробками небоскрёбов, пятью станциями метро, несколькими вокзалами, железнодорожной станцией, автострадами и хайвэями высотой с десятиэтажный дом, так что земли даже и не видно под ними и огни-огни-огни. Город похож на гигантский живой организм: всё движется, мерцает, тысячи органов выполняют свои мелкие, но жизненно-важные функции. Я был на высоких зданиях не раз, и в Москве (в гз и на 30м этаже строившегося сити), и в Париже, и в Дюссельдорфе, но такого ощущения целостности города нигде не возникало. Можно увидеть отдельные здания, отдельные дороги, может быть красиво, но только здесь я увидел Сити таким, каким он должен быть - единым целым и постоянно эволюционирующим - строятся новые небоскрёбы, светятся красными точками краны и крышы, автомобили ныряют в здания и между зданиями, разгружаются грузовые поезда на станциях. С другой стороны - широкая река, пронизанная светящимися мостами насколько хватает глаз - в Умеду едут электрички и поезда, по другим мостам - автомобили. А вокруг всего этого - до самого горизонта - светящееся полотно города. Тысячи десятиэтажных зданий кажутся спичечными коробками. На севере ткань города загибается рваными краями наверх - там горы, в которых я был днём. Всё это можно увидеть из открытой галереи прямо на крыше здания, пол галереи подсвечен маленьким звёздочками. Дует ветер и холодно. Я сделал несколько кругов, пока фотоаппарат не стал садиться, а костяшки пальцев не потрескались от мороза и не стали кровоточить.






Внизу, на земле, под перемычкой буквы П - рождественская ярмарка. Мужик, по виду русский, продает матрёшек, дедов морозов и снегурок. Еще девушка, вроде англичанка, торгует модельками заснеженных домов. Несколько японцев уже на этот раз торгует немецками сосисками и глинтвейном. Ещё кто-то продаёт пряники, стоит вкусный запах, но туда не протолкаться. Другой русский предлагает сахарную вату: видимо, для японцев сие лакомство в диковинку. Толпы японцев циркулируют по площади. Огромная светящаяся ёлка посередине. Рядом сени с пластиковыми Иисусом, Марией и волхвами, японцы фотографируются. Стал искать выход. Оказалось - не просто. Только отходишь от небоскрёба - людей нет. Такое впечатление, что они в этом месте самовозникают и самоисчезают каким-то магическим способом. В итоге я нашёл ту подземную лазейку, через которую они сюда просачиваются из Умеды - и благополучно уехал в общагу. Ноги отваливались от усталости - после всей беготни по горам, ярмаркам и небоскрёбам.


Ещё замечание о японцах. Они, похоже, любят толпу, и чувствуют там себя как рыбы в воде. При этом они обладают потрясающей способностью самоорганизовываться в очереди. Они становятся в аккуратные рядочки даже в метро, на входе в поезд. Мы, когда ехали смотреть аквариум, стали в метро абы куда, и через какое-то время заметили позади себя "хвост" выстроившихся за нами людей. И на банкетах тоже: нет бы подходить куда хочешь и брать понравившийся ништячок - так нет, они у самого края стола выстраиваются и терпеливо ждут, пока вся очередь куда-нибудь сдвинется.




На следующий день нашли Ване чемодан. Я настоял искать в районе Теннодзи - ещё один крупный центр, хотя и не такой крупный как Умеда и менее понтовый. Здесь тоже несколько вокзалов, линий метро и торговых рядов. Одна улица специализируется в-основном на электронике, но гугл подсказал, что продаются тут и сумки. Ваня паниковал, что не успеет купить сумку и не сможет довести всю свою гору покупок до Москвы. У меня была мысль, что если чемодан мне понравится, то я его у Вани выкуплю в Москве за рубли. Просто бабушкин чемодан - хорош, но немного маловат - а вот немного побольше бы... Но Ваня выбрал самый здоровый чемодан в магазине, и, как ни удивительно, полностью его забил сувенирами. Мне такой чемодан ни к чему, так что, наоборот, Ваня мне в Москве возместил мою долю за чемодан. После покупки чемодана я оставил счастливого Ваню в магазине смотреть очередные сувениры, а сам пошёл гулять по Теннодзи. Самолёт вылетал в полночь, так что было время и собраться, и доехать до аэропорта, и мусор по категориям отсортировать, ну и погулять, конечно.





Помимо зоопарка, куда я не пошёл, в районе находится высокая башня Цутенкаку, на которой написано Hitachi. Башня, как пишут - символ послевоенного промышленного подъёма Японии. От неё лучами отходят суперлюдные торговые ряды. Вот как обычно в боевиках всяческих изображается чайнатаун - это про Шинсекай - район, где толпнем толпятся люди, много ресторанчиков, здания не более чем в три этажа, разукрашенные вывесками, иероглифами, надувными рыбами, флажками, цветами, изображениями весёлых толстячков с рыбьими мордами - как у Миядзаки в "Унесенных призраками" и разноцветные залы пачинко - игровых автоматов типа пинбола. Оказалось, что некоторые из подобных толстячков, выставленных на улице - билликены - "The Gods of Things As They Ought to Be", похожие на нэцкэ - перекочевали в Японию из Америки, где они были запатентованы каким-то иллюстратором более века назад, однако они отлично вписываются в окружающий ландшафт, и вообще смахивают на довольных объевшихся будд. 





Потолкавшись по разноцветному базару, двинулся в сторону ближайшего отмеченного на карте крупного храма - там их много в том районе. Миновал один буддийский храм и попал в другой - более крупный с кучей строений разных форм и размеров. У входа, помимо дежурных сувенирных и "прицерковных" лавочек с табличками на счастье и записочками с пожеланиями стоит практически неподвижно монах в широкой конической шляпе и балахоне, прося пожертвований в ящик - ну я так это понял. Вначале я даже решил, что он - статуя, настолько он неподвижно стоял. Мне как-то неудобно было его снимать в лоб, я решил, что поохочусь на него на обратном пути, но к тому времени он уже ушёл. Здания храма иной раз выглядят ветхо, если не сказать ободранно. Но вот оказалось, уже позже, когда я почитал путеводитель, что этот храм Синтеннодзи - самый старый в Японии. Ну то есть он официально "зарегистрирован" как самый старый, сами здания не раз обновлялись, при этом храм служил прибежищем различных буддийских школ в разные времена. Сейчас там тоже монахи, вероятно, проявляют какую-то активность. Есть внутренняя территория: с наиболее красивыми пагодами, огороженная галереями, куда, обывателей, да и паломников, видимо, пускают только за деньги, однако можно заглянуть внутрь из-за решётки. Внутри никакой растительности, а весь двор, кроме центральной каменной дорожки усыпан причёсанным песком, или галькой, которую, похоже, регулярно аккуратно выравнивают граблями. На идеально ровные песочные "грядки" очень приятно смотреть - будь я монахом, я бы на них медитировал.




По соседству было обнаружен ещё один комплекс, на этот раз больше похожий на синтоистский, возле которого - шикарный садик с цветными и цветущими деревьями, водопадиками, каменными фонарями и прудиком с кои - декоративными карпами. Некоторые из них - обычные серые, иногда золотистые, а некоторые - великолепные бело-красные, с блестящими красными чушуйками на спине. Они большие и очень ленивые, причём тусуются в основном у берега, наверно, знают, что тут кормят. Они нуу очень вальяжно передвигаются и ничего не боятся, как коровы в Индии. Этот пруд с водопадиком и кои - второе, на что я бы помедитировал, если бы был монахом. Собственно, даже не будучи монахом, я созерцал карпов где-то полчаса - действительно завораживают, под шумок водопадика, да и людей не было совсем - никто не отвлекал. В нескольких местах в саду - каменные тумбы, а на них циновки из толстых бамбуковых стеблей - вполне возможно, что как раз для медитации, но на них я сесть не рискнул. 






На обратном пути из храмов зашёл в один магазинчик поглазеть. Там уже продавались не сувениры, а чисто традиционные атрибуты, часть магазина отведена под продажу, а в задней части посреди горы творческого бардака восседал бородатый старец. Он рассказал, частично путём жестов и догадок, что буддисты празднуют новый год, и на это время в домах вешаются специальные канаты, которые он, собственно, плетёт и продаёт.


Дело близилось к трём и надо было уйти в общагу собираться в путь и убираться в комнате. Зашёл пообедать в забегаловку. В три она уже закрывалась, поскольку японцы, "повинуясь стадному чувству", как говорит Т.Е., все толпами идут есть с 12 до часу, и в едальнях не протолкнуться. Зато после этого времени харчевни пустеют. Я был в забегаловке один. Ещё, конечно были повара, которые в это время сами обедали, не ожидая сегодня больше клиентов. В большинстве едален, где я был - семейный бизнес, похоже на то. В этой - ребята были похожи на двух братьев, в других: мама хозяйка руководит всем делом и работает у кассы, а взрослые дети занимаются стряпнёй.


Добрался до общаги, дособирал вещи, которые не успел упаковать накануне вечером. Нужную электричку до аэропорта мы поймали без проблем, правда в какой-то момент пришлось подсуетиться: половина нашего поезда ехала в аэропорт, а другая половина - в другое место. Во как бывает! Но мы смекнули всё правильно и сели в нужную половину. Прибыли в аэропорт рано, Ваня всё волновался, вдруг чего не так пойдёт. Проходили регистрацию вместе с суровыми арабскими качками. В самолёте эти качки постоянно просили "чай", похоже, именно его и имея в виду. А пока ждали самолёта - бродили по duty-free и дотрачивали последние йены - я, во всяком случае, дотрачивал. 


А на рейсе из Дубая в Москву уже появились мрачные русские морды в большом количестве, хотя в среднем более интеллигентные, чем когда я летел из Испании. Какие-то люди постарались с наглым видом забить багажник над нашим местом своими сумками, пришлось погавкать. В Москве был безумно медленный "аэроэкспресс", тащившийся мимо бетонных коробок, окруженных грязью вперемешку со снегом, ржавых грузовых вагонов на запасных путях, железнодорожников посреди голого леса, греющихся у костра, гигантских складов с разбитыми окнами и людей с лопатами, роющих ямы в пустом поле. Люди в электричке трындят в телефоны; в Японии это практически запрещено, люди стараются в метро и электричках молчать, а у телефонов должен быть отключен звук. Московское метро красивое, но мёртвое. Понимаешь, насколько оно бы облагородилось, если бы не экономили на электричестве. Очень тусклый свет и много угрюмых людей в черных и серых куртках, атмосфера давит на психику. 


За сим кончаю, так как хочу спать. Ложусь и встаю сейчас рано, так что похожу на нормального человека. Вчера был шок: проснулся, на улице темно, горят фонари и движение на улице слабое. Долго спросонья соображал, как такое может быть: часы показывают полдевятого, я их перевёл вроде правильно. Следующая мысль: проспал весь день как убитый и сейчас уже полдевятого вечера. Включил компьютер - там тоже полдевятого. Посмотрел в яндексе и успокоился - оказывается восход в Москве нынче около десяти утра. Жесть какая-то.

Комментариев нет:

Отправить комментарий